Дорогой умерших поездов


Автор: / Опубликовано: / Обновлено:

Дорогой умерших поездов 2, 242

Участники:
Клянин Алексей — руководитель
Владимир Штинов — штурман
Андрей Кузьмин — краевед
Тимур Мурсалимов — идейный вдохновитель

Протяженность маршрута: 250 км

Нить маршрута: [Белорецк — Отнурок — Журавлиное болото — Шушпа] [Шушпа — Тирлянский — Николаевка][Николаевка — хр. Бакты — Александровка — Тюлюк ] [Тюлюк — Меседа — Юрюзань — Трехгорный — Вязовая]

А на самом деле было вот было так:

Думали мы и гадали и решили все-таки поехать от Белорецка в сторону Тюлюка. Ну, а так как времени было 4 дня, маршрут на полтора дня решили немного подразнообразить некоторыми витиеватостями. Целями посещения были выбраны ключевые места:

  • журавлиное болото,
  • дорога, оставшаяся от узкоколейки,
  • хребет Бакты,

День номер ноль.

Вечером на станции собралось много велосипедистов с зачехленными железными конями и намерением проехать на поезде Уфа — Сибай. Несмотря на купленные сидячие места, нашли места в плацкарте и после небольшого общения с соседней велогруппой, отправились спать.

День номер раз.

[Белорецк — Отнурок — Журавлиное болото — Шушпа]

Десантирование и сборка велосипедов на станции Белорецка. После небольшого втыкания в процесс настройки тормозов на режим «грязь» и выяснения параметров электровоза у машиниста, выдвинулись в сторону деревни Отнурок.

В деревне сделали перекус с горячим чаем, в процессе перекуса Вовачкой был завербован местный пес и взят с собой в качестве помощника штурмана.

Как оказалось, речка Отнурок немного разлилась и пришлось брать ее немножко в брод. На самом деле наша водная преграда представляла собой поле, залитое водой, где уровень местами доходил до колена. Приходилось снимать штаны с сапогами и бродить на другую сторону.

Путем мужественных усилий, удалось пересечь водное поле. До ближайших домов деревни менее 500 метров. Жители одного из домов сидели на лавочке и, щелкая семечки, с интересом наблюдали за нашим героическим брожением.

Самый первый брод похода. В первый раз вода кажется неимоверно холодной. Потом что-то притупляет это чувство. То ли привычка, то ли спирт.

Тима признал правильность использования в велопоходе велосапогов. Велосапоги в велопоходе — это такая же ценность, как сало и спирт. Такая же отрада как теплые сухие ноги и нос без соплей. Велсипедист без сапог — он ведь что рыба об лед — вроде так же идет, но комфорта с этого действа мало. Так то вот.

Тем временем начало припекать первомайское солнышко. Чувствуется, что даже природа рада майскому празднику!

На фоне — хребет Ялангас.

Фото на память. Мы там были, мы там бродили.

Первый обрыв цепи. Говорил же — не бросай сцепление резко на пересеченке.

Через 500 метров от первого брода — второй. Небродимый ручей с глубиной по шею. Принято решение рубиться через него напролом. Пилим деревья — строим переправу.

Собака всем видом показывает свое рвение продолжить свою миграцию вместе с нами. Пес с ним.

Вовачка — рьяный защитник животных. Он героически перенес пса на ту сторону! Говорит — нельзя ему воды касаться — она холодная, еще простынет и умрет бедное животное.

Пока же возвращался обратно за велосипедом и рюкзаком, пес еще раз успел самостоятельно сбегать туда-сюда по нашему мостику.

Проносим велосипеды и рюкзаки на другой берег. Без потерь. Осматриваем клещей и царапины после распиливания деревьев в кустах малины.

Едем в сторону Жур. болота. Солнце качественно припекает. Под колесами земляно-травянистая каша с легким подпружиниванием — идеальное место для разгона до передачи 1−5. Ехать приятно. Природа. Любуемся видами окружающих нас гор.

Въезжаем в перевальчик 800 м. Лежит снег. Солнце еще греет, но постепенно старается скрыться за тучами.

Остановка на порванную цепь в живописном месте — поляна с большими камнями и сухими елками. Фоткаем Ялангас. Солнце почти скрылось за тучами. Настроение отличное, хоть и проехали совсем мало. Вовачка показывает где журбол, а я перематываю флисовые портянки под велосапоги.

Суровый Ялангас.

Стоим и фоткаемся на бывшей узкоколейке. Позади Журбол. Лужа — лужей. Нашли хоть более или менее чистую воду. Вовачка с Андреем закусились по топографии. В итоге большая лысая гора на горизонте с заснеженной шапкой таки осталась называться Яман-Тау.

Тима жалуется что устал ехать. До Шушпы осталось совсем немного. Дорога по бывшей узкоколейке хорошая. Грязь наматывается на колеса не совсем везде.

Подошел Андрей. Говорит что чет тоже устал. Спускаемся с дороги на стоянку. Кормим себя. Вовачка отдельно готовит кашу для собаки. Она за день сделала хороший переход. Все, всем спать.

День номер два.

[Шушпа — Тирлянский — Николаевка]

Семь утра. По палатке колотит дождь.

Восемь утра. На палатку сыпет снег.

Девять утра. Вроде тихо, начинаем по-немногу вываливать из палатки. На дереве сохнут портянки и шапка. Стряхнул снег, отжал и повесил сушиться дальше.

Выглядывает солнце. Палатку подсушило ветром и солнцем. Доставать ее больше не придется.

Шушпа встречает нас очередным «Марьиным утесом» и аццким мотоциклистом с коляской, мастерски преодолевающим все невзгоды и перипетии бывшей узкоколейки. На фото стою на мосту через речку, сделанным из бывшего вагона-платформы.

Шушпа провожает нас магазином с кнопкой «продавец», пивом и затяжным подъемом.

Асфальт. Трасса Белорецк — Тирлян. Псина честно держалась минут 20 на спуске, но потом мы потеряли ее из виду. Вова переживает.

После перекуса и Тирляна исчез асфальт. Зато появился встречный ветер. Уверенно крутим 2−5 под горку.

Река Агидель. Затор перед мостом. Отдыхаем, любуемся природой, кидаем глыбы льда с моста вниз.

На подъезде к Николаевке открывается панорама Иремеля. Снежные тучи периодически накатывают на него. В тот момент, когда вершину осветило солнце, делам снимки. Где-то там, наверху, сейчас колбасится группа Сергея Константинова.

Николаевка. Магазин в начале деревни, продавец — в конце. Решаем квест по получению продуктов. В итоге приехала на ашанбайке (двухподвесе) продавщица. Закупаемся ништяками. Накатываем пиво, водку и сваренный чай. Едим рыбу и бутерброды. Настроение хорошее. Почти горизонтально в лицо бьет снег.

Половина группы поддалась на уговоры местного менеджера по туризму и мы остановились переночевать в местном приюте для туристов (дом № 30, Аркадий). Аргументом для остановки послужила горячая баня, теплый дом, холодный ветер и снег, три баллона пива.

После бани Тима сварил глейнтвейн from портвейн. Кроме него пить *это* никто не стал.

День номер три.

[Николаевка — хр. Бакты — Александровка — Тюлюк ]

Хозяин турприюта Аркадий пользуется благами цивилизации.

Не каждый «вейн» годится для «глейн». В конкретном случае удался бодренький макмыр.

Тима едет медленно и печально. Вокруг красиво. Погода супер. Настроение хорошее.

А дороги то уже и нет. Едем азимутом на хребет Бакты. Он на заднем плане.

Просто шикарный вид. Место, обязательное для дальнейшего изучения. Карта показала, что данная часть хребта не в заповеднике, поэтому проблем с его посещением быть не должно.

На хребте Бакты найден каменный мост. Место изучается и запоминается для дальнейшего изучения.

Спускаемся с хребта в сторону деревни Александровки по границе заповедника без компаса и навигатора. Переходим реку Юрюзань по какому-то мосту, проезжаем мимо каких-то развалин (куда попали, спросить не у кого), по направлению ветра угадываем направление на Александровку и вскоре мы уже там. По дороге встречаем следы велосипедистов, пеших туристов. Следы идентифицируем как группу Сергея Константинова. Едем в Тюлюк с надеждой успеть в магазин.

Опаздываем на 20 минут. Магазины категорически не открывают, поэтому едем в приют «Роза ветров». Баня.

День номер четыре.

[Тюлюк — Меседа — Юрюзань — Трехгорный — Вязовая]

Ничего особо примечательно не было. Встали, поели. Велики почистили и выехали в 9 из Тюлюка. В 14 часов были на Вязовой. Дальше кукушка до Кропачево, электрон до Уфы и последних два подъема — от вокзала и в Зеленую рощу.

PS. Из поломок — только обрывы цепи.

Фото: Алексей Клянин и Владимир Штинов.

комментария 2

  1. Борис Прохоров:

    Про Каменный мост не знал… Не знал… Опаньки.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.